SiamCity - Сайт о Таиланде  
          Пресса о Таиланде 

Кто массировал Эммануэль Кто массировал Эммануэль
"Когда в Сиаме кто-нибудь заболевает, он начинает с того, что отдает на растерзание свое тело тому, кто в этом искусен. Этот искусник набрасывается на тело больного, топча его ногами". (Симон де ля Лабер, французский посланник при Королевском дворе в Таиланде, 1690 г.)

    Задание редактора было ясным и однозначным: тайский массаж. "Пора, наконец, раскрыть глаза на это будоражащее умы явление, - напутствовал он меня перед отъездом, - прощупать все его узлы, точки и связки. Хватит забивать мозги подписчиков "Эммануэлью" двадцатилетней давности. Нам нужна объективная информация".

    Честно говоря, я был несколько озадачен выпавшей миссией. "Надо понимать, что мне предстоит использовать малознакомую женщину в интимных целях, а затем опубликовать отчет о командировке? Вовсе не обязательно тащиться за десять тысяч верст - достаточно открыть любое бульварное издание, пестрящее объявлениями об этой сомнительной услуге", - пытался выкрутиться я.

    "Старик, где твоя репортерская жилка? Не волнуйся: все расходы будут оплачены. Только помни: ты нам нужен живым". С этими словами главный вручил мне авиабилет.

    Подлетая к Бангкоку, я натягивал цветастые шорты в туалетной кабине аэробуса и повторял про себя отеческое напутствие. Подо мною лежала незнакомая страна со всеми ее святынями, трансвеститами, пальмами, небоскребами, пляжами и крокодилами. А мне предстояло сосредоточиться на самой опасной для собственной нравственности теме. Задание казалось почти невыполнимым.

    "Куда доставить?" - спросил пожилой таец-таксист, вырулив на автобан. "Отель Роял Ривер знаете?" - показал я гостиничный факс, подтверждающий бронь. "О, Роял Ривер! - оживился он. - Как раз по дороге есть один симпатичный массажный салончик. Может, заскочим? А я подожду у входа".

    Я был не готов к такому моментальному повороту и замахал руками. "Желаете массажисточку прямо в номер?" - упростил мне задачу водитель. Я отверг и этот вариант.

    Потом я убедился, что в Таиланде приходится отказываться чуть ли не на каждом шагу. Устроить для меня незабываемую сексуальную разминку предлагали разного возраста лица то в магазине, то в банке, то в ресторане, а один раз даже на прогулочном катере. Их объединяло одно: каждый надеялся получить свой небольшой процент от той суммы, которой я должен был отблагодарить свою мимолетную избранницу.

    Бросив вещи в номере и искупавшись в бассейне, я вышел на улицу осмотреться. Первым, кого я увидел, был тот самый рикша, который привез меня сюда из аэропорта. "Созрели? Тогда не будем терять время".

    "Что ж, поехали", - обреченно ответил я - и через несколько минут оказался перед огромной зеркальной дверью с позолоченной ручкой и неоновой надписью "Кристина".

    В полутемном зале, потолок которого подпирал частокол мраморных колонн, была ярко освещена только часть, отгороженная невысокой стойкой, за которой в шахматном порядке (видимо, чтобы не перекрывать друг дружку) сидели пупсообразные девушки в лиловых купальниках - похожие друг на дружку, как глянцевые картинки из японского календаря, - все как на подбор маленькие и улыбчивые. "Чем-то напоминает кегельбан", - подумал я, и даже не заметил, откуда передо мной возник довольно странный тип: пробор волосок к волоску, безупречно сидящий костюм, начищенные до блеска туфли и глубокий шрам от уха до подбородка. "Снова к нам? - дежурно улыбнулся он и сделал рукой в сторону куколок. - Выбирайте!"

    "Я вообще-то здесь впервые. Даже и не знаю, что вы имеете в виду", - пошел я на попятную. Хозяин заведения оттопырил большой палец, приставил его к губам и несколько раз причмокнул. Потом сжал левую руку в кулак и похлопал по нему раскрытой ладонью правой, приговаривая: "Бум-бум, бум-бум!"

    "Ноу бум-бум! - вскричал я. - Ай вуд лайк сначала джаст ту лук, понимаешь? Плюс ту мейк потом эни фотопикчерз, рубишь? Ай нид что-то новое, необычное, уникальное, андестенд ю? Ай эм джоурналист, рипотер! Ю ар тейк ми классикл энд традишнл форм".

    "Карабас" исказился в лице и медленно выговорил: "В нашем салоне костей не ломают. Только особо избранным клиентам, и, как правило, бесплатно. А мои киски стоят по восемьдесят долларов за полтора часа. Плюс - стопроцентная гарантия оргазма".

    Пятясь к выходу, я бессвязно бубнил, что, мол, немного подумаю, что, может, приду попозже - вот только побреюсь и перекушу - хочу, знаете ли, быть в полной форме в такой торжественный момент... Только потом я понял, что его больше всего возмутило мое желание заснять сеанс эротических услуг, а слова "классический" и "традиционный" он воспринял как предложение устроить мне и массаж настоящий, "костоломный", к которому секс не имеет никакого отношения.

    Драйвер ждал меня у входа, сидя за рулем с заведенным двигателем. Он ничего не спросил, только посмотрел на меня и сказал: "Я знаю, куда вам надо. Садитесь".

    На этот раз мы долго колесили по лабиринту бангкокских улиц, пока не подъехали к одному из трехэтажных домов типовой постройки без видимых архитектурных излишеств. Я вошел внутрь.

    В центре небольшого холла крутился вентилятор, на окнах раскачивались плетенки, а проникшие сквозь их щели солнечные пятна скакали по стенам. Здесь тоже сидели женщины, я бы даже сказал - бабы, - но отличались они от предыдущих, целлулоидных, какой-то жилистостью и кряжистостью, свойственной разве что нашим передовицам-колхозницам в синих пиджаках с подбитыми ватой плечами, что натаскались немеренно и пятипудовых мешков, и мужей вечно пьяных, и папок с годовыми отчетами. Только отдавшись в сильные крестьянские руки одной из них, я понял, что значили слова человека со шрамом про "ломание костей".

    Мне выдали свежий полотняный комбинезон, который пришлось натянуть вместо шортов и футболки, и уложили на широкую банкетку, задернув по бокам шторки, чтобы свет не отвлекал от расслабления. Два часа подряд немолодая дама, одетая в обычный тренировочный костюм, с хрустом выворачивала мои суставы подобно тому, как маленькая садистка выворачивает шарниры своей очередной "Барби". Сначала она пыталась выдернуть пальцы на ногах. Потом вминала живот, топтала позвоночник, связывала руки узлом, разнимала грудную клетку, драла за уши и хлопала по щекам. Она садилась на меня верхом, вставала ногами, а иногда, наоборот, я сам оказывался сверху. Чего-чего, а эротики в этом было меньше всего. Просто женщина работала так, как ей это было удобно.

    Если говорить честно, то боль была терпимой - костоправша внимательно следила за моей реакцией, и если видела, что переступает болевой порог, - умеряла свой пыл. Гораздо сложнее было перенести щекотку. В какие-то моменты меня охватывал приступ истерического хохота. Под конец пожилая тайка по-матерински погладила меня по голове шершаво-натруженной ладонью.

    Заплатив 16 долларов, я снова вышел в холл, пошатываясь от непривычной легкости, приобретенной организмом, и ощущая, как сквозь накопившуюся внутри алкогольно-никотиновую толщу, пробивается клейкий побег здоровья и свежести. Это и был настоящий тайский массаж, технология которого передается из поколения в поколение от одной мастерицы к другой. Теперь можно было приступать к сбору материала, гораздо более интересного, чем очередное описание банального сексуального контакта, знакомого ряду читателей.

    Но ни одна из женщин не могла ответить на мои вопросы, касающиеся истории и технологии классического тайского массажа. Вернее, может, и могла бы, если бы знала получше английский язык. Единственное, чего я добился, - это информации о том, что на севере Таиланда, в городе Чиангмай находится специальный массажный госпиталь, и одним из его ведущих специалистов является немец Харольд Бруст, вот уже 15 лет постоянно проживающий в Таиланде. Но вчера его как раз видели в Бангкоке, в храме Ват-Пхо, куда съехались на свой трехдневный семинар лучшие мастера тайской медицины.

    Бывает же такое везение в жизни! Благодаря своему верному вознице ровно через полчаса я стоял перед этим 42-летним немцем, у которого в молодости настолько "поехала крыша" от Юго-Восточной Азии, что теперь он, принявший буддийское имя Асокананда, учил тайцев их собственной массажной премудрости. "Журналист? - переспросил он. - Из России?" - И пригласил пройти в одно из дальних помещений храма.

    Мы посидели до темноты, пока голос из громкоговорителя не стал созывать монахов на вечернюю молитву. Асокананда сказал, что собирает материалы для новой книги о тайском массаже, и готов поделиться любой информацией. Так что теперь я могу пересказать то, что услышал от него.

    Создателем системы тайского массажа (или нуада, как он звучит по-тайски) считается современник и друг Будды Шивага Гомарпай, врач из Северной Индии, живший более 2.500 лет назад. Известно, что его учение проникло в Таиланд в 3-2 веке до н. э. вместе с буддизмом и в дальнейшем, видимо, подверглось влиянию китайской медицины. Документально о традициях массажа впервые упоминается в текстах, которые были записаны на языке пали (язык буддистского канона) в 17 веке на пальмовых листьях, столетие спустя пострадавших от бирманских завоевателей. Их остатки в виде диаграмм и комментариев были выгравированы на стенах храма Ват-Пхо (в котором как раз мы и находились) и всегда почитались буддистами как святыня. Впервые они были опубликованы в Европе только в 1977 году.

    По словам Асокананды, фундамент тайского массажа строится на теории о бегущих через тело невидимых энергетических линиях, которые образуют своего рода "вторую кожу" человека. Здесь прослеживается влияние философии йоги с ее "вторым телом", состоящим из 7.200 энергетических линий. Тайский массаж выбирает 10 главных, на которых располагаются самые важные акупунктурные точки. Через них, как через своеобразные "окна", в человека вливается из космоса жизненная энергия прана. Закупорка этих точек приводит к энергетической блокаде - нарушению равновесия и различным заболеваниям. Искусный массажист, воздействуя на энергетические точки и линии, восстанавливает потоки праны и способствует излечению.

    В этот момент в комнату заглянули две девушки. Это были ученицы Асокананды, японка Хироши-сан и американка Джейн Попкорн, которых я хочу поблагодарить, пользуясь случаем. Вообще-то они заглянули попрощаться с Мастером, так как уезжали на два месяца в Шри-Ланку. А я попросил их продемонстрировать для фотосъемки несколько ключевых моментов массажа. Они извинились за то, что имели в своем распоряжении всего пятнадцать минут, и показали, как работают с ногами, с позвоночником и с лицом. Кроме того, Асокананда разрешил мне переснять рисунки из собранных им старых манускриптов, иллюстрирующих расположение на теле жизненных точек и энергетических линий.

    Затем Асокананда продолжил рассказ. Оказалось, что тайская медицина уникальным образом мало связана с анатомией: Сиам долго не знал хурургии, так как в прошлом вскрывать тело человека в тайском обществе было запрещено. Зато все современные исследователи констатируют: энергетические линии действительно существуют, и умелое воздействие на них излечивает болезни различнейшей природы.

    Следует также отметить, что тайский массаж нельзя рассматривать только как работу. Это духовная практика, тесно связанная с буддистским учением. Сеанс массажа понимается как метта, означающая в южном буддизме добровольное принесение добра. До последнего времени единственным местом, где учили массажу, был храм. Возникновение массажных салонов вне храма - изобретение последних лет, а если точнее - времен вьетнамской войны, когда Таиланд служил курортом для десятков тысяч американских солдат. Настоящие мастера остаются глубоко религиозными людьми, отдающими почти все свободное время медитации. Они тонко чувствуют индивидуальные особенности энергетических линий каждого человека. Кстати, особенно в этом преуспевают именно женщины. Раскрывая и наполняя пациентов энергией космоса, они теряют за сеанс очень много собственных сил, и поэтому сами должны быть необычайно крепкими и выносливыми.

    Прощаясь, я спросил Асокананду, совместим ли традиционно-оздоровляющий массаж с эротически-легкомысленным. Он ответил примерно так: "Произошло смещение понятий. Употребляя выражение "тайский массаж", люди многозначительно подмигивают и блудливо улыбаются. Они просто не знают, что существует массаж классический. Но самое интересное вот что. В случае недомогания сами путаны вроде тех, что показаны в фильме "Эммануэль", а также их многочисленные сутенеры обращаются именно к нам - специалистам по массажу традиционному. А по поводу совместимости могу привести такой пример. Сидя в кресле, предположим, женщины-стоматолога, разве вы требуете, чтобы она, ставя пломбу, еще и разделась? Лечение зуба - одно дело, а эротика - совсем другое. Каждый выбирает то, что ему необходимо в данный момент".

    "Мухи - отдельно, котлеты - отдельно", - подумал я, и на следующий день с чувством выполненного долга отправился на курортный остров Пхукет. На пляже которого через каждые сто метров обнаружил местных массажисток, не знающих отбоя в клиентах. Конечно удобно: окунулся в море, повалялся на лежаке, а потом, для полного счастья, отдался в ее теплые руки. Решил и я сравнить пляжные ощущения со вчерашними - заплатил десять долларов, лег на одеяльце и приготовился снова после сеанса пережить уже испытанное чувство полета.

    Девушка в спортивном костюме и в кепке задом наперед смазала меня французским косметическим молочком и стала легонько пошлепывать спину, водить по позвоночнику костяшками пальцев, подрубать оттянутую кожу ребром ладони. Больше всего это было похоже на тот шутливый "массаж", который мы делали друг другу в детстве, со всеми его "танкеточками", "саечками" и "перекатиками". Большинство туристов, приезжающих в Таиланд, именно эту пародию и считают подлинным мастерством здешних врачевателей. А лично я чувствовал себя просто общипанным.

   1997. © Александр Попков & Игорь Стомахин. Иностранец #20 от 1997/06/04
Оптимизировано под Internet Explorer 5.0, 800x600
Хостинг предоставлен:
worlds.ru
TopList
  2000-2001. © Copyright by Laowai. All rights reserved
Пишите по всем возникающим вопросам
Последнее обновление сайта:   сего года