SiamCity - Сайт о Таиланде  
          Путевые заметки 

КОРОЛЕВСКИЕ  ФОРМУЛЫ КОРОЛЕВСКИЕ ФОРМУЛЫ
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. 1. 275-10000

    - Сколько было!? - в очередной раз я слышу этот вопрос. Cбросив до 120, мы выравниваемся и идём рядом, как истребители в "cпарке" - один сбоку и чуть сзади другого.
    - 240! - кричу в ответ, подняв забрало мотошлема. Упругий поток тёплого тропического воздуха обдувает щетину и просачивается в мокрые волосы. У Алексея не работает спидометр - он пытается следить за скоростью по количеству оборотов. После каждого такого ускорения спрашивает ее у меня и сравнивает со своим тахометром. Я знаю, почему он это делает. Потому что стрелка его прибора переваливает за 9000 и с каждым очередным прохватом приближается всё ближе и ближе к красной зоне. Голова не успевает высохнуть. Я вижу впереди длинное окно на трассе, и мозг тут же отдаёт команды периферии:
    "Левая рука - отжим, правая - от себя, удар ноги вниз, левая рука - отпустила, правая - на себя, до упора... Доля секунды. Начинаю мягко - 140. Поехали! Две секунды - 180. Удар грудью о бак. От удара и ветра "забрало" захлопнулось само. Локти согнуты и прижаты к баку. Ещё секунда - 200. Глаза уже не слезятся, стекло шлема поет, жалко движок и нервы. Ещё секунда - 220. Подхват. Левая - отжим, нога - удар вверх, правая - на месте, не шелохнулась. Продолжает "откручивать" газ. Одна сотая секунды. Подбородок трется шлемом о бак у самого руля, мышцы скручиваются в упругие жгуты, локти ниже коленей. На левой полосе остались последние машины. Полсекунды - 240-9200. Подхват. Глаза - только вперёд. Прямо чисто с километр, потом плавный бугор, за ним не видно. Успеть бы. Одна секунда - 260-9600. Мышцы - сталь, бак - как в тисках. Идет набор, усиливаются вибрации. Глаза в точку и только на перегиб бугра, он уж очень близко, но как же узнать - сколько? Чtрт возьми! Как же оторвать глаза и скользнуть по двум приборам? Нет, не успеть. Не даёт такой команды мозг. Доли секунды не дает, страхует, молодец. До бугра секунды, а что за ним, вдруг поворот? Набора уже не чувствуется, но продолжаю "крутить движок". Попытка чуть поднять голову, заглянуть за перегиб не удалась - вдавило обратно к баку, за стекло. Упорствовать уже поздно, перевал! За ним, слава Богу, на правой полосе чисто на километр. Тряска, вибрации, шум, вой ветра... "Не кончить бы мотор"... Команда глазам - на приборы! Десятая секунды - фокус. Две десятых - на левый - 275! Две десятых - на правый - 10000! Десятая доля - на фокус вперёд. Мгновение на все. Успел! Впереди свободно. Только бы "Тойота" не начала обгонять грузовик - до них 400 метров. Пасую им дальним и прижимаюсь правее, к краю асфальта, к мотоциклетной полосе. Обхожу их, и поровнявшись с фурой, получаю слева вбок упругий ватный удар воздушной волной от ее кабины. Все что подо мной сдвинулось к самой кромке асфальта, все что во мне - к самой кромке жизни. Молниеносная команда правой руке. Разжал! Я к тормозам. Нет - стоп! Мозг блокирует. Руки-руль - одно целое, железо. Лёгкий крен влево. Фу! Удержал! Скидываю накатом, все в порядке - 240. Пульс такой же. Поднимаю голову, корпус - скорость падает быстрее. Смотрю в зеркало, ищу Алексея. Его фара светит метрах в трёхстах, отлично. Значит, тоже "жег". Молодец! Мозг впечатывает в одно полушарие процент адреналина и тезисы "за", в другое - тезисы "если бы" и "против". "ЗА" - это все то, что после: зеленее трава, ярче солнце, сильнее любовь и весь мир краше! "Против" - это то, что "вовремя": а вдруг если ямка на дороге, птичка в полёте, обгон впереди, собака из-за куста, резина лопнет (асфальт раскаленный), цепь слетит (машина-то прокатная, кто её проверял...)? В какой-то момент побеждает второе, но ненадолго. По времени ровно на столько, сколько длится это "против" "вовремя". Действие же "за" более длительное, потому оно в результате и выигрывает.
    Вспомнился Высоцкий:

   
   "И плавится асфальт, протекторы кипят,
   Под ложечкой сосет от близости развязки.
   Я голой грудью рву натянутый канат, -
   Я жив - снимите черные повязки!"

   Железо в мышцах, как в мартене, плавится с каждой скинутой десяткой. Почему-то мокрые ладони, голова, за коленями, и еще кое-где. Вывожу формулу, что процент потеющих участков тела прямо пропорционален скорости и обратно пропорционален проценту адреналина в крови. А коэффициентом служит коктейль, состоящий из погоды, качества дороги, интенсивности движения и наличия защиты, т.е. формы. Великий инженер человеческих душ, Эрнест Хемингуэй, говорил, что человечество делится на тех, кто встречался с леопардом в джунглях и на тех, кто нет. У меня мелькнула мысль, что мир еще также делится на тех, кто отжигал за 250 и всех остальных. Это что-то сродни состоянию парашютиста в свободном полете. У него такая же скорость, если летит, раскинув руки, и тоже может ускориться к трёмстам, стоит ему только сложиться, сжаться. Единственное преимущество у парашютиста - возможность крутиться в полете, как захочет. Но зато на байке количество "свободных падений" на единицу времени практически не ограниченно. Можно ускоряться хоть каждую минуту, была бы свободна трасса, бензин в баке да порох в пороховницах, т.е. адреналин в надпочечниках.
    Скидываем опять до 120-ти. Алеша на приборы не косил, не рисковал. Он экспериментировал с ручкой газа. Поднял стекло интеграла, смотрит. Глаза блестят так, что даже видно через очки. В них все тот же вопрос: "Сколько"?
    - 275!А у тебя?
    - Не смотрел, но ход у руки еще был.
    - ?! . А у меня до упора - "открутил в потолок".
    - Давай тормознем, купим ананас и воды. Пить охота.
    - Хорошо. Впереди, кажется, рыночек. - с этими словами я скинул газ, отжал сцепление и подкатил к огромной куче спелых, желтых ананасов у обочины дороги.


    "ПОДСАДКА"

    Идея получше познакомиться с Таиландом появилась у нас в прошлом году. Мы возвращались из Малазии и у таможенного поста на границе с Королевством Тай разговорились с немолодым американцем Джорджем. Он ехал на легком эндуро из Сингапура через всю Малазию за невестой в восточную часть Таи. Выглядел Жора счастливым, рассказывал весело, интересно и азартно, как и подобает любому мотоциклисту. Он поведал нам, что годом раньше объехал Вьетнам, Лаос и часть Таиланда. Познакомился с милой тайкой (а убедится в том, что они милые мы уже успели) и сейчас едет из Сингапура, где работает, забирать ее, т.е. жениться. Мы, в свою очередь, рассказали ему что свои "стриты" YAMAHA- TDM 850 и HONDA CB1300 взяли напрокат на острове Пхукет, в Таиланде и влекомые природным любопытством "а что там" ломанулись в Малазию, имея до отлёта в Москву всего 3,5 дня. Мы не поведали Жоре, что наш опыт вождения таких "ракет" составлял к тому времени всего 2 недели и первая машина, на которую набросились, спорт SUZUKI GSX-R 1100, с мощностью как у двух наших "Жигулей", была взята напрокат в городочке Паттайя. Буквально уже через день в пообтёсанном виде Алексею пришлось её сдать и осваивать азы пилотирования на других спортбайках. Конечно, такие безумные тонкости объяснить американцу мы бы не смогли. Точнее он бы, наверное, не понял, что это была подсадка. Подсадка на мото. Кроме всего прочего у Алёши не было водительского удостоверения, он его просто не взял. Таким образом, переквалифицировавшись из мэдмаксов в дальнобойщики рванули в Малазию. Пробыли в этой исламской стране один день. Сравнив её с Таем и быстренько сообразив что к чему, мы крутили движки обратно в Королевство. Крутили с таким безумием, что Джордж не мог этого не заметить и сразу спросил почему едем без маек (из под его, застёгнутой на все пуговицы джинсовой куртки проглядывала рубашка). Что он имел в виду - холодно нам или не обгорим ли на солнце, мы так и не поняли, но ответили честно, как было - растянуло ветром, хлопают по затылку, пришлось снять. Алексей тут же извлёк из под резинки рюкзака то, что некогда называлось майкой - брови америкоса поползли в верх. Они поднялись ещё выше, когда на следующий его вопрос о нашей скорости, Алёша ответил, что средняя - 180. Его максимальная не превышала 90. Он не мог знать с каким безумием, с какой яростью почти час до нашей встречи с ним мы "крутили движки" до "красной зоны", чтобы выжать ещё хоть "десяточку". Переглядывались друг на друга, показывали пальцами на моторы, ложились и вставали, плевались и чертыхались на весь малазийский автобан, но стрелки наших спидометров были аккуратно "уложены" и ниже двухсот не падали. А по правой полосе медленно-медленно, плавно-плавно нас обходила какая-то турбированная легковушка, сквозь тонированные стёкла которой проглядывался мило улыбающийся, раскосый овал лица. Моя "Хонда" была зажата хитрыми японскими инженерами. По тахометру ещё была тысяча с лишним до красного сектора, но как только стрелка спидометра подползала к крайней отметке циферблата, машина отказывалась набирать, как будто ей перекрывали кислород. У Алексея "Ямаха" больше просто не тянула. Мы прокляли всё на свете и почти час с "открученным" газом так и "ковыляли" до самой таможни. Конечно, мы её потом где-то догнали, где-то обогнали, но это было уже потом, а тогда нас "сделали". Первый и единственный раз за 1500 км. Мы по неопытности не взяли в тот трип спортбайки. Побоялись устать, сидя день напролет в позе эмбриона. К тому же на Пхукете в тот год сильнее и быстрее 400-ых шоссеек не было, а у них на спидометре те же "упоры" - 200 и ни км более. Добрались до Пхукета мы вовремя, в ночи под дождём. На рейс не опоздали и на следующий день уже летели в Бангкок. Оттуда в Москву, в январь, от плюс 30-ти к минус 19-ти. Тогда и окончательно решили следующий новый год, а вместе с ним и новый век встретить в королевстве Тай.


    РЕШАЕМ ПРОБЛЕМЫ ПО МЕРЕ ИХ ПОСТУПЛЕНИЯ

    В этом году мы такой ошибки не допустили. Все байки были спортом и не слабее девятисоток. Крайние цифры на "циферблатах" -300 и ни копейки меньше. Один только раз я взял на пару дней попрыгать эндуро и то лишь из-за отсутствия подходящего спорта. Защита в этот раз у нас "значительно" усилилась. Вместо шорт брюки из плотного х/б, вместо сандалей туристские вибрамы, на руках появились перчатки, на локтях-хоккейные налокотники (одни на двоих). На теле осталось всё так же, без изменений-сначала майки, потом только защитный крем от солнца. Да простят нам опытные жиганы такое раз--------во, ну уж больно жаркое это занятие, отжигать в тропиках в форме, когда весь день сверху ультрафиолетом светило поливает, а снизу, стоит притормозить, инфракрасным спектром "кубатура" поддаёт. От солнечного удара мы прихватили из Москвы АГВэшные интегралы и, признаюсь, ни разу об этом не пожалели. С головами теперь было всё в порядке, а внутри их дул всё тот же вольный ветер. 30 декабря, после длительного перелёта, в 7 утра мы забросили свой багаж в номера Бангкокской гостиницы и набросились, нет не на мотоциклы, на хороший острый тайский супчик Том ка гай. После него, изрядно попотев над креветкам, крабами, моллюсками и прочими сифудами начинаем решать оргвопросы. Где нам взять в Бангкоке пару хороших байков и как на них перемещаться всей группе в сторону джунглей и вообще стоит ли сейчас суетиться если завтра наступает новое тысячелетие. Группа состоит в этот раз из девяти вольных странников, которые по очереди высказывают свои немыслимые пожелания по поводу передвижения: на поезде, на самолёте и на автомашине взятой напрокат. У двоих из этой бригады, у меня и Алексея, в руках новенькие шлемы AGV по две сотни у.е. за каждый. Мы никак не можем понять как же нам в них ехать в машине, а тем более в поезде. Или их выкинуть сразу. Я, высказав своё мнение что в новое тысячелетие нужно влетать на хороших байках и на хороших скоростях, отхожу в тень и с камерой в руках наблюдаю за развитием событий. Мысленно готовлю себя к тому что если выберут поезд, буду потихоньку догонять его на байке, а если самолёт, то всё равно на байке, но уже не потихоньку, а как получится. Алёша, прокрутив через алгоритмы своего аналитического ума все ходы и выходы из создавшейся проблемы, находит оптимальный вариант. Раз в Бангкоке байков не нашли, то делимся, как делился атом у Оппенгеймера и встречаемся завтра в Паттайе за 20 минут до Нового года на Walking street под эскалатором в барчике с трансвеститами. Выводим первую формулу, что все проблемы будем решать по мере их поступления. Она проста как два колеса. Кирилл, Алексей и я добрались к прокатным паттайским мотоциклам за полчаса до их закрытия. Сразу не мешкая вцепили парочку "спортов" Suzuki GSX-R1100 и Honda CBR900. Выбирать уже было некогда, но и эти "карусели", насколько известно, не самые безлошадные. Процедура взятия напрокат мотоцикла проста и удобна, но таит в себе много ньюансов и тонкостей, хотя поначалу кажется предельно ясной и простой. Найши отношения с теми кто сдаёт байки кратко не описать. Это захватывающий рассказ, в котором есть и слежки и погони и, пардон, потасовки. Но на ошибках учатся. Лучше если на чужих. Мы не смогли отыскать в Москве информации об этом и пришлось набивать шишки на собственных лбах. В общей сложности нами было взято "for rent" более 20, а опробованно без составления контракта около 40 байков. Эти приключения заслуживают отдельного повествования, основное, что надо сказать тем кто захочет отжечь в Тае-не падайте! За малейшую царапину, вмятину, трещину и т. д. тайцы требуют немыслимые суммы денег. Проскользив 8 метров по сухому, хорошему тайскому асфальту на левом боку девятисотой "нинзи", мне выставили счёт в 1350 ам. долларов и 10-ти дневный контракт на 4-й день был аннулирован в одностороннем порядке. Для сравнения: билеты на самолёт из Москвы в Бангкок и обратно стоят 600$ , а прокат KAWASAKI-NINJA ZX-9R на 10 дней -350 долларов...


    ГВОЗДИ БЫ ДЕЛАТЬ ИЗ ЭТИХ ЛЮДЕЙ...

    Полдвенадцатого мы уже ждали ребят у означенного бара, созерцали происходившее вокруг движение и потихоньку готовились к наступлению Нового года. "Ракеты" стояли рядом, шлемы на стойке бара сверкали отблесками дискотечных фонарей, я методично "убивал" метр за метром плёнку на лица и рвущиеся петарды и хлопушки. Алексей и Кирилл со счастливыми физиономиями потягивали напитки и пританцовывали под звуки хорошего транса. Без пятнадцати двенадцать из непрерывно движущейся толпы выскочили наши ребятушки. Встретили мы их уже изрядно подготовленные. Количество напитков, взрывов, людей, движения и эмоций возрастало с каждой минутой. Аккумулятор камеры не выдержал такого накала страстей и "сдох", не дотянув до полуночи пяти минут. Я с облегчением вздохнул потому что, по правде говоря, мне стоило немалых усилий находится в эпицентре праздника жизни и смотреть на него через флюоритовую оптику Сanon. То, что это был эпицентр, сомнений не вызывало. Такого зрелища никто из нас ни разу не видел. Разрывы мощных хлопушек, петарды, ракеты и салюты, грохот музыки из сотен баров, толпы веселящихся людей со всего мира и красивые улыбающиеся тайки со всех сторон. И всё это одновременно взрывается, дымит, грохочет, шумит, двигается, прыгает, танцует, кричит, поёт, ликует, смеётся и хохочет. Одним словом - вертеп, да и только. Ровно в полночь ликование людей достигло апогея и началось братание народов мира, сопровождающееся пиротехнической атакой. В центре узенькой улочки по всей её длине образовались очаги "артобстрела", куда из близлежащих баров люди скидывали свои заряды. Мы не удержались и у первого подошедшего продавца скупили самые мощные. Их хлопки напоминали разрывы армейских взрывпакетов. Через 10 минут мне показалось слабо и недостойно россиянина рвать эти штучки по одной, и я начал поджигать их, скручивая по две. Дорожные конусы и алюминиевые горшочки из под шампанского, которыми иногда накрывали эти "бомбы", улетали на крыши четырехэтажных домов, а иногда врезались в провода, и те трещали и фонтанировали снопами искр. От этого в квартале мигал свет и народ ликовал ещё больше. Следуя нашей доброй традиции испытывать всё по максимуму, Дмитрий так увлёкся этим действом, что неожиданно для нас показал всем на что способны российские парни. Он поджёг и забыл скинуть эту "хлопушечку". Фитилёк за 5 секунд, естественно, догорел и она рванула у Джимки прямо в кулаке. Тут-то и пригодились стоящие неподалёку байки. Косвенно зацепило и остальную нашу компанию-мы тут же лишились моего платка, стакана хорошего виски и на 2 часа прелести общения с таким весёлым затейником. Алёша быстро и с ветерком, на средних оборотах, отвёз Джимака в ближайший госпиталь, вернулся, но на этом не успокоился. Попрыгав часок под хорошие ритмы, выцепил с дискотеки Кирилла (он никогда не пьянеет), усадил за собой и рванул отжигать в темноту, видимо, решив поднять обороты повыше. Как на это согласился Кирилл, который последний раз сидел на двухгоршковой "Яве" у своей школы 15 лет назад, остаётся загадкой. Я тогда вторым номером не сел бы ни за какие деньги, потому что сзади, как известно, "накрывает" сильнее и страшно уже на скорости 60. Кирилл же, приехав через полчаса бодрым и слегка просветлённым, сказал, что смогли разогнаться лишь до 180, потому как было много машин! Это ночью-то, в незнакомом городе и на незнакомой трассе с левосторонним движением. Я понял, что в мире родился ещё один байкер.


    "НЕ ПЕРЕДАВИ..."

    В семь утра, на рассвете, мы рухнули в своей гостинице, поспали там три часа и в десять уже катили в сторону моря, чтобы бросить там свои кости. Но моим костям было не суждено попасть на пляж непотёртыми о полотно дороги. Через 3 минуты на спуске серпантина я уже обтёсывал их о гладкий тайский асфальт. Алёша ехал за мной в 10 метрах и видел как меня слизнуло. Остановился и, наблюдая, как я вздымаю 250-ти килограммовую "лошадь", назидательно изрёк мудрейшую фразу - "Не передавливай". Я встряхнулся, потёр правый обтёк Сузуки, поправил зеркало, полизал ссадины на колене, бедре и локте и поехали дальше. Почему налокотники висели на руле, а не на локтях никто понять не смог. Так начался у нас первый день нового тысячелетия. Напоминанием о простейшей истинне. В Паттайе байки для нашей цели взять не получилось. Поздно вечером, спалив по баку и сдав свои "литрушки", мы приехали обратно в Бангкок, где встретились с нашими развесёлыми друзьями. Порешав "кто-куда-как-и-на чём", я с Алексеем полетели на юг, на остров Пхукет, а остальные поездами-самолётами на север в Чанг-май. Туда, через всю страну, вскоре планировали приехать и мы. Мобильная связь у нас была и ежедневные телесеансы вошли в привычку. Прибыв на остров, Алёша извлёк из своего бездонного кладезя ума очередную мудрость: "Надо осмотреться". Руководствуясь ею, мы два дня потратили на выбор байков и взяли свежие, но не совсем в отличном виде Кавасаки и Хонду. У Алёшиного девятисотого Сибиара не работал спидометр и лысоватили слики, у моей девятисотой Нинзи бил передний тормоз, что равносильно стёртым колодкам у товарного поезда. Ко всему этому в залог пришлось оставить паспорта вместо кредитки, ибо там где сдавали за кредитные карты ничего кроме эндуро, чопперов и стритов не оказалось. Повторять той горькой прошлогодней ошибки нам больше не хотелось. В наши планы кроме покатушек по Таю входили заезды в соседние режимные страны. Опять по тому же принципу:"а что там?" Отдача паспортов немного напрягла. Поразмыслив пару рюмок виски над этим вопросом, мы решили что паспортины для байкеров не главное - сбегаем туда по горным тропкам через джунгли вместе с опийными контрабандистами. Время поджимало, на том и порешили. Итак, только шестого днём мы смогли наконец-то привязать рюкзаки к сёдлам, сказать гагаринскую фразу и махнуть рукой. Взяли со старта бодро и уверенно и к ночи были в Чампфоне, маленьком провинциальном городке. Кроме ночного тайского массажа он ничем особенным не запомнился. "Крутануть до красного" не удалось потому что вся дорога состояла из плавных поворотов и к концу пути эти виляния так приелись, что казалось будто байки едут по волнам на автопилоте. Наклон влево - наклон вправо, и так сотни раз. Алексей провёл аналогию с компьютерной игрой "Нинтандо". Утром следующего дня пришло горе. Что может быть горше и ненавистней для байкера? Конечно дождик. Сначала он был мелким и нудным, что не характерно для тропиков. Позже, когда мы выехали на ровную и прямую как стрела четырёхполосную национальную трассу #4, зарядил настоящий тропический ливень. Скорость движения с 90 сразу упала до 20, а потом и вовсе до нуля. Тяжёлые капли дождя весьма болезненно массировали голые руки и стала в десятки раз актуальнее наша дежурная фраза - "не передави". Любой мало-мальски неправильный нажим тормоза или газа 140-ка сильных ракет на мокрой дороге - это "сдача крови". Сдавать её мы не торопились и благополучно переждали дождь под зонтиком банановых торговцев. Выглянуло солнце, подсох асфальт и тут же закипела в жилах застоявшаяся кровь. Взбодрили табуны. Прохват, ещё прохват и вот... Трасса прямая, сухая, ямы отсутствуют, ветра нет, машин мало, видимость хорошая, бензин есть, "пороха" хоть отбавляй - что ещё нужно чтобы встретить счастливую старость? СКОРОСТЬ! И поддаем газу. 275 - упёрлась стрелка и сказала хватит. Ну и ладно, и на том спасибо. Но цифра 300 написана и маячит перед глазами. На "Хаябусе" 340 начертана "полка", видели, но не прокатная была ракета, чья-то. А жаль. Есть, есть ещё над чем поработать. Жиганим дальше, но уже умеренно, 180-240. Чтоб не спалить " запас до дна тепла души" и чтоб не "полетели клапана и вкладыши". В поиске места для обеда, вращая головой во все стороны только не вперёд, в городочке, коих на трассе сотни, я опять-таки передавил передок. Результат - восемь метров скольжением плашмя. Себе пообтесал теперь левый бок, а Кавасаке - обтёк, поворот, подножку со скоростями и крышку картера, из которой стало подкапывать моторное масло. Почему они такие слабые и незащищённые непонятно. Ситуация не из приятных, я имею ввиду масло и дюралевую подножку. Но бодримся и за три часа всё починили. Аргон, скотч, холодная сварка и 10 портретов Вашингтона сделали своё дело. Только забыли (или поленились) подлить маслица. Но красная лампочка не мигала, и в полночь мы уже въехали в Бангкок. Улицы уже чем в Москве в два раза. Движение такое же плотное, только левостороннее. Тепло и пахнет вкусно. Приехали на Каосан-роад, собрали на себе немало взглядов и вопросов, переночевали и утром решили купить себе кожаных курток, чтобы утеплится. Ближайший торговый центр нашли по карте. По городу найти не удалось. Дважды проциркулировав где-то рядом с ним бросили это занятие, зацепили доброго тайца (они настолько добры, что подходят сами когда видят как два белых лба рассматривают карту посреди перекрёстка), и за ним колонной вырвались из этого безумного мегаполиса. Вдруг включилась до этого молчавшая МТС (у неё что-то в Москве рухнуло). Связываемся с нашей северной бригадой и выясняем, что они там уже всё посмотрели и прилетели на юг, на Пхукет, и что там куда мы "крутим спицы" по утрам 10 -12 тепла, а в горах и того меньше плюс дожди. Бодримся и жжём дальше, положив себя на баки. Дорога как по линейке. 200 долго ехать надоедает, быстрее - машин много и сплошь населёнка, а медленнее - вообще караул! Через час небо впереди сереет и видно что ещё минут десять и крышка, ливанёт. А сзади тепло и солнце. Опять пробиваем по мобильным телесистемам во все концы. Я получаю радостную новость - на Пхукет прибыло "подкрепление" из Москвы требующее срочной обкатки и мужского внимания. Запас времени - десять дней, впереди дожди, паспортов нет плюс ещё "коней" гнать назад через всю страну, а это 1500 км. Не загнать бы. Поразмыслили и поворотили, решив забрать поскорее паспорта и попытаться съездить в Бирму. Назад не ехали, а летели. К средней арифметической прибавилась ещё десятка. Огибая Бангкок трасса часто пересекала речушки с мостиками похожими на Питерские - короткие ровные бугорки. Скорость сначала скидывали, а потом надоело тормозить и жгли по ним не изменяя угла атаки правой руки, т.е. ни на мм не отдавая мотору тросик газа. Алексей ехал за мной, как обычно для двухста лёжа на баке в релаксирующем режиме. Он периодически меня притормаживал, жалуясь на то, что на больших скоростях не успевает в полной мере любоваться красотой окружающего мира и очки вибрируют, а на двухстах, говорит, в самый раз. У очередной бензоколонки, пока я заправлялся, Алёша сказал, что на последних мостиках в какой-то момент ему, как едущему сзади, не раз было видно небо между моими колёсами и асфальтом. Я ничего особенного не чувствовал. Всё катилось ровно, гладко и мягко, как и должно быть. Вскоре, слава Богу, мостики закончились. В Ча-аме ночью мы видели как по проводам уличного освещения бегают мартышки. Фонари светят, а обезьяны гоняют друг друга по оголённым проводам цепляясь за оба одновременно. Видимо обезьянье тело хороший диэлектрик. Следующим утром мы поснимали чаамский рыбацкий порт, отведали вкуснейших свежевыловленных моллюсков, каких-то печённых барракуд и покатили дальше. По широкой ровной национальной трассе. Монотонная езда, даже на мотоцикле, быстро надоедает и укачивает. Чтобы не заснуть и сделать из моно стерео, мы стали выискивать наиболее современные и быстроедущие автомобили. Находили такую машину, вставали бок о бок, подпирали голову левой рукой и потихоньку ею любовались. Та разгонялась, насколько позволяли дорожные условия и характеристики подкапотного пространства. Мы шли эскортом и ни на метр не отрывались ни вперёд ни назад. Довольные тайцы улыбались из машин и весело махали руками. На обгонах перестраивались в один ряд и разгоняли своими "уходами" эти авто до максималки. Это было похоже на снующих вокруг матки муравьёв. Жаль только что таких жиганов как на том малазийском автобане не встретилось. Максимум, что смог показать один из Ниссанов - 170. Это была машина с шильдиком TURBO и наклейкой на заднем стекле - POLICIA. Так мы общались с тайскими водителями достаточно долго. Позже, во время остановок для съёмки или заправки, они приветливо сигналили обгоняя нас. Вообще, в Тае на машинах ездят достаточно корректно и спокойно. Скорость больше 120-ти редкость. Водители и сидящие в открытых автомобилях люди не оставались безучастными при виде нашей мини-колонны. С добрыми улыбками сигналили и махали руками. Формула вывелась автоматически - тёплый климат + мягкая вера = добрая нация. В середине дня мы остановились у дороги передохнуть, съесть по ананасу и привязать очередной флаг. .


    ЭКСПРОМТ

    Национальные флажки, которые мы прикрепляли к разным местам, очень украшали нашу голоторсую колонну и одновременно служили индикатором скорости. Паша, директор фирмы изготавливающей эти символы, сказал, вручая мне перед отъездом десяток флагов, что они крепкие и сделаны специально для представительских машин и эскорта. Нисколько не сомневаясь в том, мы экспромтом прицепляли их, ощущая себя в какой-то мере эскортом. Я бы даже сказал экспортом частички российского духа и экспертами тайских дорог, экспериментируя с вариантами японской инженерной мысли во время нашей экзотической экспедиции на экстремальных скоростях, чёрт возьми. Флаги оказались действительно хорошие, но как только мы подбирались к любимым величинам движения, их выдувало или обламывало пластиковую палочку, на которой они висели. Вывод один - на экстремальные байки и для экстраординарных условий, близких к экзистенциальным, нужны флажки экстра-класса, сделанные в расчете даже не на представительские машины, а представительские самолеты. Я думаю, в ближайшее время Паша наладит производство таких флагов и под ними будем, не то что "за три сотни ходить", в космос полетим. О картах, вылетающих из карманов, майках из-за пояса и пластиковых деталях обтекателей и говорить не стоит. Их выдувало периодически. Как самих не сдуло? Не понятно.


    "ДЬЯВОЛЫ !"

    Только мы купили по ананасу, вдруг слышим приближающийся гул, как от эскадрильи мессеров. Через пятнадцать секунд из-за поворота появляется колонна чопперов и с жутким ревом приближается к нам. Шесть одетых во все черное, на чёрных байках, в немыслимых полумасках, банданах и широкоплечих куртках, в мудренных ботах, перчатках и очках, они пронеслись мимо ровным строем, в один миг вдохнув в нас то, чего так не хватало. Мы как стояли с надкусанными ананасами, так рты и разинули. Зрелище впечатляющее. Не в Москве увидели, на Воробьевых горах, а здесь, в тайском захолустье, где за все время путешествия кроме мопедов и "осьмушек" не встретили ни одного приличного байка. Это был шок. Это был прилив эмоций. Мы увидели братьев. Я от радости чуть не подавился ананасом и забыл про включенную камеру. Алексей проводил их взглядом, повернулся ко мне с выражением лица, какое бывает у детей при виде новой игрушки, и выпалил: "Дьяволы!" О том, что мы догоним эту банду разговора даже не возникло. Минут пятнадцать ушло у нас на то, чтобы дожевать ананасы и доснять намеченный сюжет о жизни тайцев. Убрав камеру, проверил крепление флажка и "лег на бак". Алеша "ушел" первым, пока я возился с упаковкой оптики. Догнал его только минут через десять. Бугристая, с частыми поворотами на этом участке, трасса не дала уложить стрелку, но как говорят на Кавказе, мамой клянусь, прохваты были серьёзные. Догнал, пристроился сзади и думал немного отдышаться, но Алексей заливал топливом стаканы своих четырех цилиндров с таким энтузиазмом, что я видел как в поворотах его колеса дважды пересекали желтую полосу. Алеша догонял дьяволов. Отдышаться не удалось. Догнали их в населенке, в аккурат на светофоре. Как обычно, подъехали между машин к "первой линии", встали в ряд с ними, поздоровались и окинули взглядом этих монстров. Представляю, какими идиотами мы выглядели - в интегралах, в перчатках и с голыми торсами среди банды одетых во всё чёрное настоящих байкеров. Солнце пекло так, что за полминуты стояния на светофоре я порядочно вспотел. Каково же было им - представить трудно. Одно слово - монстры. На всех баках и некоторых куртках красовались надписи "BAD BOYS". Все чопперы были разные, номера тайские, но лица европейские. За ними стояла Тойота с седьмым байком и чемоданами в кузове. Откуда они и куда едут узнать не успели - зажёгся зелёный. Какой тут возник звук многие, наверное, представляют. На аэродроме в Чкаловском, когда взлетает "Руслан", такой же? Мы их любезно пропустили и пристроились сзади. Машин на трассе было мало - это позволило получше рассмотреть каждый экземпляр с соседней полосы. Вел колонну "дьявол" на чоппере с размахом "рогов" около метра и высотой на уровне головы. Он был похож на краба. Заднее колесо у него было не мотоциклетное, а скорее "каток" от "Феррари". Номер висел сбоку. Замыкал эту "черную гусеницу" дедан лет под 60. Когда мы ехали за ним, он постоянно смотрел в зеркало и "вилял хвостом", подстрекая нас на прохваты с кренами. Мы, естественно, не отказывали и, насколько позволяла нам лысая жесткая резина, "клали" свои байки из стороны в сторону. Попытка парой коротких прохватов "открутить колонну" не удалась, больше сташестидесяти плохие мальчики не шли. Крейсерская у них была 120 -140. Прокатив с ними минут немного, Алеша "ушел в точку". Я выждал участок поровнее, немного поотстал для разгона, и когда все дьяволы встали на левую полосу открутил по полной, на прощание подняв левую руку. 260 против 130-ти и сорванный ветром российский флаг остались им на память. "Спорт" есть "спорт". Мы спешили на остров Пхукет, где на чистом и оттого скрипучем песочке загорали друзья и ждала Людмилка.


    ВТОРАЯ ЧАСТЬ


    " МЫ НЕ СДЕЛАЛИ СКАНДАЛА..."

    Люда настолько быстро и органично влилась в байккомпанию, что назвать какой либо этап обкаткой язык не поворачивается. Прыгнула на пассажирское место за мной и до самого отлёта практически с него не сходила. Удивительные перевоплощения происходят с людьми в Королевстве. Только увидев нас и без того сияющие как алмазы глаза засверкали бриллиантовым блеском. Кто-то из ребятушек-прозаиков шутя заметил, что как-то несерьёзно приезжать в Тулу со своим самоваром. Безусловно, Таиланд- мекка для секс-туристов. На любой, абсолютно любой вкус, цвет и ориентацию. Только головой кивни с мотоцикла и места свободного не останется. На бак запрыгнут - хоть до Москвы вези. Но у этих "самоваров" нет лоска. Начищай их, не начищай - они быстро тускнеют. А тут не блеск - сияние. Лучистая энергия бьет фонтаном! Нет, Людмилка - не отблеск солнца на бочке самоварной меди, она - само солнце!... Кирилла мы застали в номере выводящим из организма избыточное количество "свободных радикалов". Объем скопившихся за день пустых бутылок из под кефира явно свидетельствовал что профессор (так зовем его за глаза, потому что он много знает) на чём-то подорвался. Миной оказалась пляжная жизнь. Днем песок, вечером бильярд, ночью дискотека до пяти утра. За два дня после прилёта из Чанг-мая, вкусив все эти прелести первоклассного отдыха, Кирилл сходу выпалил нам: "Я готов хоть сейчас". Мы сразу и не поняли, что он имел в виду. Нам предстояло опять решить ряд оргвопросов, и толерантный Алеша в очередной раз изрек, ставшую уже классической, фразу: "Надо осмотреться". Из всех наших ребят отсутствовал только Кирюшок. Он где-то забуксовал, возвращаясь с Севера Тайскими железными дорогами и его поезд заехал на Ко Самуй на full moon party. Остальные ребятушки обзавелись скутерами и каждый день со своими благоверными совершали на них короткие вылазки по пляжам и разным островным достопримечательностям. Признаюсь, я с Людой, раз проехали на таком. Миша попросил паказать дорогу до рынка. Что-то напутал в автоматической КПП, трогался и ехал полпути на четвертой передаче. Бедная табуретка с тремя седоками натужно жужжала, но ехала. Узнав позднее, что вместо первой была четвертая, мне захотелось снять шляпу перед господином Соичирой Хондой. Таксисты-тайцы с радостью сажают двух человек и возят их на таких жужжелицах куда те пожелают. Делают это уверенно и аккуратно. За рулем такого такси часто бывают тайки. Ездил - приходилось. Сиденья хватает в аккурат. Спереди тайка, сзади Людмилка, комментарии излишни. Пока Алексей осматривался, мне нужно было забрать свой паспорт и найти нового "коня". Для этого требовалось сдать "Кавасаки". У него к этому времени кроме следов падения и ремонта появились сбои в электронике. После того, как аппарат помыли из шланга в Ча-аме, электрика зажила своей жизнью - то обнулялся и отключался спидометр, то моргали повороты. Путем манипуляций всеми имеющимися на руле кнопками я периодически восстанавливал работу измерительного прибора, но поворотники отключить не удавалось. Приходилось включать аварийку и ехать как в эскорте, со всей включённой иллюминацией. Фары у нас светили постоянно. Ехать всё это не мешало, а вот заводить со стартера стало проблематично. В общем, "нинзя" захандрил. Нужно было от него срочно избавляться и найти достойную замену. Тайцы в большинстве своём не говорят по-английски, а тем более по-русски. Мы по-тайски, кроме пары десятков фраз, вроде "где твой муж" и "твоя грудь как кокос", больше выучить не успели, а этого маловато, чтобы объясняться на тему мотоциклетного ремонта. Все разговоры с ними основывались на языке невербального общения. Как я уже говорил, тайцы выставили за ремонт счёт в 1350 долларов. В результате длительных и бесплодных переговоров наш запас языка невербального общения пополнился гаммой интересных жестов и движений, заимствованных, наверное, из тайского бокса. Во время бурных обсуждений тайская девушка, представлявшая интересы семейного мотобизнеса, слишком возбуждённо жестикулировала и со словами "boxing, boxing" задела Людмилку. Та, имея за плечами звание мастера спорта, имела что на это ответить. Она моментально выступила с достаточно вескими аргументами. Пришлось, еле сдерживая смех, со словами "don`t worry, be happy", быстро вклиниваться между. Благо девушки невысокие, хотя и крепкие. Нордическое спокойствие взяло вверх над горячими темпераментами. Тайцев сразу собралось много. Они начали мельтешить и быстро-быстро что-то говорить, отчего обстановка вокруг стала беспокойной.

    "Мы не сделали скандала - нам вождя не доставало:
    Настоящих буйных мало - вот и нету вожаков?"

    Пятью днями позже я пожалел о том что вклинился. Наша попытка решить проблему с помощью полиции результатов не принесла. Мы остались без Кавасаки и временно без паспорта, потеряв в этих дебатах два дня. Но духом не упали и к вечеру второго дня уже отработали план взятия "for rent" другого байка. На Людин паспорт сдать нам отказывали, не хватало какой-то визовой бумажки. Почти у всех остальных ребят паспорта были заложены. Помогли в этом Нелля и Миша (все зовут его Мойша и ничего плохого в этом нет). На Неллин паспорт Мойшак сходу оформил заранее отмеченный мной SUZUKI GSX-R1100. Хозяин вставил ключи, завел, погазовал и пожелал ему доброго пути. Я, как партизан, наблюдал за всем происходящим из-за столика соседнего ресторана и молил только об одном, чтобы Миша не вздумал на нем поехать. Ему нужно было просто откатить байк на сто метров от хозяина. Дело в том, что тремя днями ранее Мойша взял напрокат легкий скутер, впервые поехал на двухколесной технике и уже успел пару раз завалиться. Эта же "ракета" мощностью 155 лошадиных сил и весом под 270 кг, могла не только завалиться, но и прихлопнуть кого-нибудь. Надо, конечно, видеть Мойшака с его далеко не плотной, стройной комплекцией восседающим на этом монстре в шортиках, из которых стояли беленькие ноги в сандальках. Жаль что камеры с собой не оказалось. Картина достойная кисти Херлуфа Бидструпа. Но Мойшак, молодец, сел, отжал сцепление, что-то долго делал ногой с коробкой передач, потом погазавал и о чём-то спросил тайца. У того мгновенно слетела с лица улыбка. Оказывается в последний момент Маше спросил: "А где здесь тормоза?" Кто ездил тот поймёт. Таец растерянно ткнул пальцем в железяку, Мойша кивнул в ответ и плавно тронулся по многолюдной набережной, натужно отталкиваясь от асфальта обеими ногами. Хозяин байка долго провожал взглядом мелькающие сандалии, пока те не скрылись за поворотом. Я допил кокос и весь мокрый, давясь смехом, побежал догонять мэдмакса. Операция удалась!


    "НО СТРЕЛКИ Я ТОПЛЮ..."

    Через час с Людмилой я уже мчался на "Сузуки"в сторону Phang-nga bay. Состояние этого джапа было далеко не лучшим. При резком открытии "дросселей управления заслонками карбюраторов" из глушителя выскакивал чёрный дымок ( механики понимают, чем это попахивает). Из коробки доносились какие-то глухие утробные стуки. Задний тормоз по эффективности уступал танкерному, передний был в порядке, только резина этого колеса оказалась абсолютно лысая. Ко всему прочему опять не работал спидометр. Болезнь какая-то. У большинства прокатных байков не функционировали основные приборы. Но мне не привыкать, благо тахометр "пашет". Да и пулять до красного на этой "станции Мир" не собирался, т.к. пассажир - это бесценный груз. К тому же из-за заварухи с"нинзей", к моему стыду, абсолютно забыл про второй шлем. Кроссовки с джинсами Людмилке купили, а про голову забыли. АГВэшный интеграл надела Люда, а мне вместо шлема ничего не оставалось как нацепить её солнцезащитные очки. Особенно "весело" было ехать ночью. Чтобы их не сдуло, поверх дужек вокруг головы я повязывал тряпичную полоску. Критерием в оценке скорости теперь служили мои щёки. От встречного ветра мои щёки сплющивались, как у кобры перед атакой, и медленно подползали к ушам. По ним струйками текли вышибленные из глаз слёзы, перетекали на уши и с ушей орошали стекло Людмилкиного шлема. Получался очень интересный эффект-ей казалось что идёт дождик. Когда я ещё, в прямом смысле, добавлял копоти, щёки начинали вибрировать и нарушался обзор. Трасса виделась глазами семафорщика, передающего морзянку с корабля на корабль - то вижу, то не вижу. Попытка исправить положение окрыв рот, не удалась. Он быстро пересох, т.к. всё тут же оказалось выдутым на пассажирский шлем. Вдыхать стало легко, зато выдыхать не очень. Туда, ко всему прочему, стали залетать всякие инородные предметы и мелкокрылая живность... Отверстие получилось размером с кулак, а удерживать его меньшим долго было не в силах. Насколько быстро мчались, скажут специалисты. На пятой передаче тахометр показывал 8000 с лишком. Должно быть, за 200... Снова вспомнился незабвенный поэт:

   "Но стрелки я топлю - на этих скоростях
   Песчинка обретает силу пули..."

    Просто, точно и гениально, как будто он сам их топил. Может Владимир Семёнович действительно отжигал? Он, пожалуй, смог бы. Песчинки, вылетающие из-под колёс обгоняемых машин, на самом деле секли лицо. Хорошо, что там нет щебней, шмелей и голубей, как у нас, а то, наверное, и "башню" снесло бы. Ловлю себя на мысли, что мы постоянно проводим какие-то эксперименты со скоростью. Запоминаем какие-то цифры, сравниваем, выводим и анализируем, как математики. Чего-то доказываем. Что, кому и зачем - непонятно. Казалось бы, что ещё доказывать... Уже всё доказано. "Тише едешь - дальше будешь?" Дальше от чего? От жизни? Нот ведь это формула ленивых, вялотекущих и отмирающих. Мамонтов. А у нас получается "быстро едешь - больше видишь." Это формула живущих и быстробегущих. Что-же происходит внутри и кто управляет за меня внутренними органами когда скорость переваливает за две сотни? 150 еду - заснуть можно. 200 - работают на 200% только глазные яблоки и вибрирует от встречного воздуха слой мышц, а в остальном спокойствие полное, можно любоваться панорамой. Но как только стрелка начинает отползать дальше вправо, изнутри кто-то начинает стягивать, скручивать все части тела. Происходит захват. Кто заводит эту пружину - вопрос... На двухстахпятидесяти уже сидишь в позе эмбриона с заведенным внутренним будильником. Ждешь своего часа и думаешь: раньше тебя Хозяин проснётся и выключит кнопку... Или проспит и придётся "зазвенеть". Но Хозяин чуткий, просыпается всё время раньше и отключает привод от звонка. Пружина раскручивается в холостую и ударяет по надпочечникам. Те выбрасывают дозу адреналина, от которой, в свою очередь, повышается уровень содержания в крови гемоглобина и сахара. Жизнь поэтому становится слаще. Вот механизм и понятен. Скорость - будильник, спущенная пружина которого ударяет по внутренним органам и вспрыском адреналина в кровь не даёт заснуть и делает жизнь слаще и красивее. Середину опускаем, оставляем начало и конец: Скорость - это будильник чтобы не заснуть и сделать жизнь красивее. Чтобы формула работала безотказно надо тренировать чуткость Хозяина, не давать ему долго спать, будить и напрягать. Потому-что: "Кто не напрягается, тот никогда не просыпается, тот много меньше подвергается и много больше сохраняется". Как мумии?


    "ЕСЛИ ЕСТЬ БЛЕСК В ГЛАЗАХ - БАЙКЕР"

    Удивительную стойкость и спокойствие проявила сидящая за мной Красота. Я ожидал услышать все что угодно, вплоть до родословной в третьем колене. Но ни тени страха, ни упреков, ни жалоб. Весь день на солнце, с тяжелым рюкзаком аппаратуры за плечами. С набором скорости лишь сильнее сжимались руки у меня на груди и я чувствовал как стучит её сердечко. Она молчала, улыбалась и только крепче прижималась. Формула элементарна: "Если есть блеск в глазах - в душе байкер". Осталось научится держать руль. Объездили мы пол - южного Таиланда и каждый день по принципу "кто хочет мир узнать им восхищаться должен" только и делали что восхищались. То заехали в дикие джунгли, то на лодках в какие-то мангровые заросли, то въехали в кучу ананасов, которая лежала на поле где-то в горах. Пока не съели по паре сочных, жёлтых, спелых ананасов, тронуться не смогли. Те плоды, что продают в Москве - слезы. Вообще-то, о еде в Тае надо писать отдельный рассказ. Не рассказ - поэму! Все продукты и блюда настолько вкусны, свежи и разнообразны, что описание только тех блюд, которые мы попробовали, займет несколько страниц. Все морепродукты (сифуды) продают либо во льду, либо живыми. Крабам связывают клешни, кладут на пенопласт и через эти верёвочки втыкают палочки, чтобы не разбежались. Кальмары висят подвяленные на прищепках, как носки после стирки. Их греют над углями и раскатывают в специальных станках, гофрируя для мягкости. В Москве пиво не пьём, что-то не идёт. В Тае каждый день под все эти деликатесы выпивали по несколько литров вкуснейшего местного Singha beer. ГИБДД с трубками там, слава Богу, нет. Единственное что тревожит первое время - это stingy ring, т.е. жалящее кольцо. Почти вся пища острая и не весь жгучий тайский перчик, который они едят тоннами, ассимилируется нашими желудками с первых дней. В результате не полной утилизации процессами гидролиза этого огненного продукта, в определённых местах после определённых процедур действительно что-то жалит. Но если сразу плюхнутся на байк и газу, то про это быстро забываешь. Вот и формула: "Если жжжёт, - отжигай!... Возвращаясь с Людой назад на остров, напевая наркопесенку "нам любые дороги дороги", зарулили на какую-то тропу и подъехали к тарзанке. BUNJY JUMP называется. Плати сотню за двоих, резинкой за ноги и головой вниз. Всё понятно и красиво. Я смотрю на фотографии у них на стенде и говорю: "Ребята, у вас тут так здорово, даже четвером прыгают. А слабо, если мы на байке сиганём"? Думаю, дам им ещё сотку, а в Москве за эти кадры камеру подарят. Мы ведь сами себе режиссёры. Её продадим, окупим прыжок и ещё на велосипед останется. Будет хоть дома что-нибудь двухколёсное. А то на Родине, бывает, захочется "продёрнуть", а неначем. То время нет, то денег. Дорогие они, черти, байки эти. Да и дороги наши не сахар. И если учесть дожди-снега + прелести общения с Гиббонами, то получается сплошное расстройство чувств и никакого полёта. Тайцы, мило улыбаясь, отвечают: "Извините, это будет дороже чем за четверых". Я им: "Бог с вами, ещё сотню плачу". Плакал мой велосипед. Они: "А сколько весит"? "270",- отвечаю, как назло полный бак залил. "Как за шестерых + ещё двести за экстремальность, эксклюзивность и...", - они сказали что-то ещё, но я не понял, т.к. слаб в английском. "О.К. Итого 500 и мы летим. Только без воды, в воду, просьба, не мокать",- брякнул, а сам думаю: и с "режиссёром" неувязочка выходит, никакая камера не окупит. Да черт с ней, с передачей, с седла бы не вылететь с Людмилкой. Сбегали они, померили. "Не-а,- говорят, - по длине в люльку не закатим". Жаль, а какой бы был прыжок. Пришлось прыгать вдвоем, скромно, без Сузуки. Люда, в прошлом мастер по таким полетам под куполом цирка, изобразила в воздухе какую-то фигуру. В результате я слегка рассек ее губу зубом, когда пытался поймать и поцеловать в верхней мертвой точке. Такими "восхищенными" покуралесили мы больше 1000 км. Вернулись на Пхукет, как обычно, к самому самолету. Людины сборы были так быстры`, что впопыхах она перепутала какие-то конвертики и взяла с собой не тот. В другом, оставленном в номере, лежали "три полета на байке с BUNJY JUMP". Уж на один бы точно хватило - люльку распилили бы. Но может оно и к лучшему, что так все получилось... Кто знает...


    ЧТОБ ДЕРЖАВЕ НЕ ОБИДНО БЫЛО...

    Пришло время сдавать нам своих "отзывчивых" коней. Называю их "отзывчивыми", потому что на малейшее движение правой руки они моментально отзываются топотом пятью сотней копыт. Я предпринял очередную попытку востребовать свой паспорт и подъехал на "Сузуки" к этим тайцам. В этом была очередная ошибка. Видя, что и без паспорта я неплохо себя чувствую и не сильно стремлюсь его забрать (прошло ведь четыре дня), они быстренько подтянули все свои семейные резервы и заблокировали мой байк. Переговорив с ними пять минут, я понял что подвижек нет. Мне нужно было как-то аккуратно отъехать, не задев никого из них. Я надел шлем, перчатки и, пожелав им удачи в семейном бизнесе, приблизился к мотоциклу. Семья зажужжала как перевернутый улей и окружила со всех сторон. Женщины стали щипать меня за спину, тыкать сзади метелкой и совком для листьев. Полностью доверившись качественному интегралу (не зря везли, пригодился-таки), я наблюдал за снующими спереди мужчинами. Они что-то голосили, но дистанцию, в отличие от своих жён, не нарушали. В такой, хоть и простенькой, но надёжной мотоциклетной защите я был практически неуязвим и спокойно наблюдал за развитием события. Мне, как охотнику, эта комичная ситуация напомнила охоту волков на лося. Те также прыгают вокруг лесного великана, рычат, хрипят, но в лоб не лезут - рогов боятся. Когда после очередного призыва успокоиться по шлему сзади опять звякнуло совком, мне стало жаль его красивое бордовое покрытие. "Я как раненный зверь напоследок чудил: Выбил окна и дверь и балкон уронил". Чтоб державе обидно не было. Пришлось, правда, уходить пешком.


    МЕНЯЕМ ПРОФИЛЬ.

    Алексей разложил за эти дни весь спектр пхукетской пляжной жизни на составляющие и в очередной раз убедился, что эндорфиновый прилив не вызывает повышения жизненной активности. Кирилл исстрадался окончательно и готов был ехать куда угодно, хоть на "табуретке". На следующий день мы успешно сдали своих "мустангов", спокойно забрали паспорта и... сменили профиль - взяли на пару дней чоппер HONDA MAGNA и эндуро HONDA TRANSALP. Спортивных "литров" не нашли - все разобрали. Кирилл сел с Алешей, я на эндуро. За полчаса собрались и дунули с острова. Бирма без паспортов опять отменялась. Мы ехали искать заповедник, где огромные морские черепахи откладывают по ночам в песок яйца. Хотелось обязательно поучаствовать в этом священнодействии. Пересадка со "спорта" на эндуро для меня, это всё равно что пересадка искусственного органа - вроде бы работает, но ясно, что все равно не приживётся. Его конек, его стихия - проселки, лес, грязь, песок. Скоростью там и не пахнет. "По`джигом" тем более. Как трактор - тихо и уверенно. Открутил его на асфальте - 170, и колбасит так, что думаешь только о том, как бы не "разложиться". Через двадцать секунд сдуло правый пластик с поворотником: скользнул по коленке и лег на траву между полосами. Хорошо что шел по крайней правой, а то неплохую кто-нибудь мог получить оплеуху. В этот день покинуть остров не удалось. У самого моста зачихала и умерла Магна. Упираюсь пяткой в подножку и 500 метров качу ее своим Трансальпом до ближайшего бокса с кастомайзерами. Пока механеры ставят диагноз, едим осьминогов с креветками в соседней харчевне. Ливень загнал всех под тенты. Под нашим вдруг оказалась дочка хозяйки, лет 17-ти. Красива и стройна, но слов hi и name не понимает. Почистила фрукты, научила как и с чем их едят. Поели, дождик кончился. Отъезжая, ее мама долго мне улыбалась и показывала пальцем то на дочь то на пустое место за мной. Я ж говорю - добрые, приятные люди. Тайские кулибины не смогли реанимировать чоппер. Алексей оказался прав, сказав после первого его чёха: "Зажигание". Оно почему-то сбилось. Звонок рентадателям и машина с другим чоппером через полчаса у нас. Он совсем убогий, как крыса. Быстро темнеет, фара не работает. Катимся назад, на Patong beach, сдавать этот хлам. Вывели формулу, что нужно использовать мотоцикл как зеркало души, а не как средство передвижения.


    "ПОЛИТИЧЕСКОЕ КРЕДО - ВСЕГДА!"

    Утром я пересел на другой Трансальп, а Алексею случайно подвернулся 900-ый СBR. Старенький, но в отличном виде. Пара часов и мы у шлагбаума заповедника. Со служителями объясняемся уже, в основном, по-тайски. На английском не говорят вообще. К нашему словарному запасу прибавлялось каждый день по паре фраз. Тематика их мало отличалась от предыдущих, и, как уже говорилось, не самая последняя и забытая в Таиланде. Не нужно долго объяснять им английскими словами "room for rent", что мы хотим ночлег, душ, хлеба и зрелищ, что никого не обидим и не уедем не заплатив. Достаточно сказать им: "Чоп вау, ма пао и кон чак ном яй яй" (их переводить даже не буду, всё равно в печатные станки такие слова не набирают). Тайцы сразу прекрасно понимают что нам надо, кладут ладонь на ладонь и весело смеются. Иногда даже слишком прекрасно - это когда вечером подтягиваются их сестры и жены. Добрая нация - мягкие принципы. Гостям - лучшее. Мы поселились в домик к леснику. В заповеднике нашли песчанный проселок и участок саванны в джунглях. Устроили тестирование байков на пересеченке. 135-сильный шоссейник не очень для этого пригоден, но проехать до диких пляжей, по которым ходят большие черные кошки, Алексей смог. "Трансальп" хоть и слабее в 2,5 раза, был на высоте. Не один куст подмял он под себя. Не один метр пролетел по воздуху. После того, как я слегка освежил "пятно контакта" на локте и оно опять "замаслилось" кровью, прыжки прекратились. Нет путевок - нет страховок, а до Склифа 10000 верст. Слетала цепь, бились оземь "обтёки", вылетали поворотники, гнулись защитные кожухи на глушителе, но старенькая тарахтелка продолжала ездить. Успокоил я ее и успокоился сам только когда искупал в солёном море. Глубоко залетел и волной сбило набок. 200 кг быстро не поднимешь, пока дергал булькать под водой перестало. Выкатил на песок, покрутил "стартом" - глухо. Видимо, морская вода не лучший друг топливной смеси и искре. Аккумулятор садится, кик-стартер отсутствует как класс, а свечника и в помине нет. Солнце - в зените, до асфальта - два км по песку. Достаю из бардачка жизненного опыта старый, проверенный инструмент в виде формулы: "Если не заводится сразу, заведется потом - пусть отдохнет". Отдохнул - завелся. Сработало. Выходили от моря через кусты в темноте. На Кирилла стали подсаживаться какие-то огромные жуки. Он понял, что джунгли ночью не курорт и со словами "надо ломиться отсюда", прыгнул на мотоцикл упредив водителя. Следующий день прошел в съемках и попытках проехать на заднем колесе. Эндуро поберегли, взялись успокаивать "спорт". Если бы не часто перебегающие дорогу вараны, научились бы козлить и, скорее всего, успокоили бы и этот байк. К ночи опять летели на свет фар большие жуки. Мы поймали одного и подарили большому цветному пауку у домика, где ночевали. Паучило потыкался в толстый хитин крыльев, нащупал под ними слабое место и затих. Утром паук сидел в том же месте в такой же позе, как-будто спал? Пока ребята спали, я возобновил попытки освоить езду на одном колесе, только уже на переднем. Это намного сложнее и интереснее. Принцип тот же - не передавить. В полдень подъехал наш лесник-охотник - значит, нам пора уезжать. Мы разговорились с ним и узнали еще много интересного. Оказывается в пяти километрах от нас, в джунглях, есть Чон ти ча - медленно текущая река, в которой водятся четырех метровые крокодилы. В окресных дебрях гуляют черные леопарды. В море, километрах в сорока от берега, резвятся большие белые акулы. А наши жуки эти - волшебные. Он поймал такого жука и продемонстрировал что` надо у него скушать в сыром виде. Если у десятка жуков съесть - "?приход" гарантирован, если у пятидесяти, то можно отправиться в страну вечной охоты. То-то паучок не смог отползти от такого "волшебника". Вообще, в этой стране много необычного, а уж волшебства всяко-разного хватает. Зайдя за угол нашего дома, наш друг через пятнадцать секунд принес пучок зеленой травы, центром которой является тетрагидроканнабиол. По - латыни она известна как Cannabis vulgaris...Тайцы ко всему этому спокойны и мы с ними полностью солидарны, потому как знаем, что все эти "подножные" дешевые "волшебства" и исскуственно вызванный "приход" от них действуют разрушающе. А настоящие волшебства кроются в познании истинных возможностей человека и толк от них - польза и созидание. Скорость - вот лучший наркотик. "Вставляет" моментально, подсадка с первой дозы, привыкание сильное и надолго. Многого еще мы не открыли в этом Королевстве, и не только в этом. Много формул не вывели. И если спросят нас готовы ли снова отжечь, мы ответим: "ВСЕГДА!"

2001.   Автор - БИЛЮКОВ АЛЕКСАНДР
Оптимизировано под Internet Explorer 5.0, 800x600
Хостинг предоставлен:
worlds.ru
TopList
  2000-2001. © Copyright by Laowai. All rights reserved
Пишите по всем возникающим вопросам